Демократические институты. Проблемы возвращения

Демократические институты. Проблемы возвращенияПолитика – дело не совсем чистое. Дело, можно сказать, неоднозначное и многогранное. Политиков можно ненавидеть или обожать, но надо всегда понимать, что они, во-первых, являются такими же, как и мы, людьми, со всеми присущими нам человеческими слабостями, а, во-вторых, политики становятся таковыми вряд ли только в силу собственных желаний и устремлений, часто просто так складываются жизненные обстоятельства, которые «вдруг» выталкивают человека вверх, в направление активной идеологической и управленческой деятельности.

Президент России Владимир Путин не является здесь исключением. Что знали обычные граждане нашей страны об этом человеке до 1998 года, то есть до того момента, как он стал директором ФСБ? Да, узкий круг лиц знал, что есть такой человек, подполковник КГБ в отставке, который работал в Санкт-Петербурге в команде мэра Анатолия Собчака. Да, потом этот круг лиц значительно расширился, когда в середине 90-х Путин пришел на работу в администрацию Президента РФ. Но до назначения на пост руководителя ФСБ все-таки этот человек оставался одним из чиновников, пусть и уже работающим на высоком федеральном уровне.   И сколько таких чиновников было, есть и будет в России, о которых мы где-то что-то слышали один-два раза за всю жизнь, и которые не оставили заметного «медийного» следа? Таковых тьма-тьмущая, а Путин – он такой один.

Вопрос о том, как работает этот «механизм выталкивания» человека из серой массы в верха государственной и общественной жизни – это, пожалуй, слишком глобальный вопрос. Оставим его на будущее. А сейчас постараемся проанализировать путь и поступки одного конкретного человека – Владимира Владимировича Путина.

Сейчас в российском обществе образца 2018 года присутствует, в основном, три подхода к вопросу «Путин». Первый – резкое обожание, второй – резкое отрицание и ненависть, третий – равнодушное соглашательство с тем, что на данном историческом этапе ему просто нет альтернативы как главе государства. Именно третий подход, на мой взгляд, является самым массовым. И именно сторонники этого подхода и организовали Путину те 77%, что он набрал на выборах 2018 года. Кто, если не Путин? Именно с этой мыслью шли голосовать большинство граждан РФ. Но в этой мысли была одна маленькая, но принципиальная червоточина – голосовали не потому, что любили и поддерживали, а потому что на фоне остальных кандидатов Путин выглядел лучше. Не всегда намного лучше, но… просто получше.

И вот здесь вполне уместно вспомнить аргументы той части общества, которая не любит действующего президента, и не просто не любит, а, скорее, ненавидит. Что ставят в вину ему?  Авторитарный стиль правление, подавление свобод, прессинг крупного бизнеса, не согласного со стилем работы президента, создание слишком жесткой вертикали власти, поддержка и «заливание» деньгами проблемного кавказского региона, ссора со всем «цивилизованным», в основном западным миром, конфликт с Украиной, подавление оппозиции в стране.

А теперь давайте вспомним, что говорят поклонники Путина. Он железной рукой навел порядок в стране, разваливающейся на глазах после лихих 90-х, он выстроил четкую вертикаль власти, где все регионы жестко зависят от федеральных властей, а значит не могут быть отдельными князьками в большом государстве, он остановил войну в Чечне, пусть и потратив на это огромную сумму средств. И, наконец, самое основное – он восстанавливает величие страны на международной арене – Россия на равных участвует в вопросах мировой политики, решает стратегические вопросы на ближнем Востоке, в Сирии. И венец достижений Путина – это присоединения Крыма.

Так кто же он – гений или злодей? Благо или проклятье нашей страны? Попробуем проанализировать эти вопросы.

  Как обычно, истина где-то посередине. Не думаю, что Владимир Путин является этаким злом во плоти, спящим и видящим попирание прав и свобод граждан. Скорее, в его воспитании, в его характере есть некая установка на жесткий стиль управления процессами, происходящими вокруг него. Причем, эта жесткость не тотальная и бескомпромиссная. Она не распространяется на людей лояльных ему, а это говорит о том, что патологически жестоким Путин не является. Он любит посмеяться, пошутить, разрядить обстановку каким-то анекдотом, он любит животных (собак уж точно), он умеет находить общий язык с молодежью. Он умеет быть «своим». Я думаю, что если бы страны запада сейчас вдруг перестали вести пропагандистскую кампанию против России и лично Путина, наш президент вполне мог бы простить им все их прошлые выходки. Правда, не думаю, что до конца. Что-то бы обязательно запомнил и в свое время  каким-то образом ответил на это. Но это не являлось бы местью в чистом виде. Скорее, уроком, скорее, в его понятии – жизнь просто сама все расставит на свои места. Мне кажется, эта установка является одной из основных характеристик менталитета Путина.

Еще Путин любит все держать под контролем. По крайней мере две глобальные вещи постоянно находятся под его пристальным надзором: политическая ситуация внутри страны и движение крупных финансовых потоков (как внутрироссийских, так и внешних, но связанных так или иначе с экономикой России). Распишем их подробнее.

Под политической ситуацией можно подразумевать построение жесткой вертикали власти, в которой практически нет места появлению самостоятельных политических фигур (губернаторов, полномочных представителей президента в федеральных округах, авторитетных депутатов), а значит способных реально влиять на свой политический имидж и свои действия. Таким образом, жесткий стержень вертикали власти пронизывает насквозь политически активное тело страны, не давая совершать нежелательных, по мнению Путина, движений вправо, влево. Здесь есть только два пути – либо вверх (если лоялен федеральной власти), либо вниз (если не оправдал «высокого» доверия). Выпадающие из этого стержневого устройства «внесистемники», таким образом, отлучены от движения вверх, а значит, и от способности серьезно влиять на процессы внутри страны. Кстати, именно по этой причине Владимир Путин и получил свои 77% на выборах 2018 года. Поскольку других реальных и, главное, узнаваемых и авторитетных политиков в стране просто нет.

Движение финансовых потоков. Это более тонкий вопрос, в котором не задействован какой-то один однозначный механизм (как вертикаль власти). Самый главный момент здесь – это жесткий контроль за добычей и продажей нефти и газа. Это основной источник дохода бюджета России и поэтому здесь необходимо всегда держать руку на пульсе. Именно поэтому тут тоже задействованы только лояльные, причем не просто лояльные, а очень приближенные лично к Путину фигуры – Миллер, Сечин и т.д. Нелояльные были быстро вычищены из системы еще на заре 2000-х (самый яркий пример – Ходорковский). Второй по значимости момент денежного контроля Путина является отношение к налоговой политике государства. Распределение налогов в России построено таким образом, что намного большая сумма налогов идет в федеральный бюджет, а региональные и местные бюджеты довольствуются довольно скромными отчислениями. Это, кстати, еще один способ понизить значимость региональных лидеров и отнять у них право на самостоятельное решение внутренних региональных вопросов. Губернаторы вынуждены ездить в Москву и буквально клянчить на нужды региона дополнительное финансирование. Таким образом, залог положительной эффективной работы главы субъекта федерации практически полностью зависит от умения руководителя субъекта лавировать в мутных потоках московских кабинетов федерального уровня.  Еще одним показателем тотального контроля финансовых потоков служит налоговая политика по отношению  к субъектам среднего и крупного бизнеса.  Здесь могут выжить снова только лояльные люди, как правило, имеющие «крышу» в силовых органах и спецслужбах РФ. Что касается малого бизнеса, то до последнего времени можно было сказать, что мелкое предпринимательство не имеет такого уж строгого надзора. Достаточно напомнить, что в стране еще с 90-х годов действуют льготные режимы налогообложения  - упрощенная система налогообложения, система единого налога на вмененный доход, патентная система. Но с введением в действие закона об он-лайн контрольных кассах можно сказать, что теперь и здесь вводится тотальных контроль за каждой, даже самой мелкой операцией субъекта малого бизнеса. Думаю, что теперь не за горами и жесткая работа силовых и налоговых органов по выявлению рядовых граждан в меру сил занимающихся неучтенной трудовой деятельностью. Речь идет о так называемой «гаражной экономике». Так что те, кто за малую денежку ремонтирует машины в гаражах, делает прически и маникюр на дому, а также выполняет работы связанные со сферой услуг и при этом все это находится в «серой» зоне, скорее всего, будут в ближайшие годы активно выявляться и наказываться. Можно не сомневаться, что будут приняты изменения в налоговое законодательство, ужесточающие наказания за налоговые преступления.   

Вот на таком политическом и экономическом фоне существует фигура президента России Владимира Путина. Безусловно, сейчас Россия – это всецело детище нашего президента. В его руках сконцентрировано колоссальное количество нитей и рычагов, которыми он умело пользуется уже два десятка лет. Но в этом и слабость и основная опасность такой власти. Ручное управление, единоличный и единственный правильный и не ошибающийся разум Путина – это все создало очень опасную перегрузку в политической и экономической жизни России. Уберите из этой схемы Путина – и все рухнет. А ведь люди не живут вечно…

Честно говоря, в 2017 году лично я думал, что Путин не пойдет на новый президентский срок, а начнет постепенную работу по перестройке процессов в управлении страной, чтобы создать здоровый управленческий аппарат, да и обновить затхлую атмосферу душащей политическую (а значит и экономическую) свободу вертикали власти. Впрочем, возможно именной этими вопросами он займется уже на своем четвертом президентском сроке. Что ж, посмотрим.

Проблем, конечно, много. Но главная – одна. Отсутствие реальных, а не потешных демократических институтов. Законодательные органы всех уровней не имеют реальной власти, а являются, как правило, подыгрывающим составом в оркестре первых лиц (страны, если говорим о Госдуме, или региона – если говорим о региональных законодательных органах). Об отношении граждан России к органам судебной власти и говорит нечего – доверие к отечественным судебным органам весьма низкое. А если не работают нормально целых две ветви власти – законодательная и судебная, и если исполнительная власть является, по сути, просто механической конструкцией, управляемой одним рычагом из кремлевского кабинета – то грош цена такой демократии! И даже успешная внешняя политика здесь не сможет помочь.

Итак, на мой взгляд, нужно, в первую очередь, перераспределить власть в пользу власти местной, власти муниципальной. Город, муниципальный район должны иметь реальную власть, реальный источник пополнения бюджета из налоговых поступлений. Перераспределение соотношения поступаемых в казну налогов должно быть, как минимум, 50%  - в федерацию и 50% - в местные бюджеты. Органы муниципальной власти (глава муниципалитета, депутаты) должны обязательно выбираться местными жителями, а руководители регионов и президент страны не должны избираться на срок более чем в 2 раза по 4 года, а ответственность за неисполнение (или за некачественное исполнение) своих функций должна быть ужесточена. Импичмент руководителей не должен быть сложной процедурой.  

При таких изменениях в политической жизни страны, безусловно, начнутся изменения и в экономической сфере. Когда местные руководители будут выбираться не для Путина и единственно верной партии, а для местных жителей и самими же местными жителями, то такая власть станет, во-первых, ответственней, во-вторых, легитимней. И муниципалитеты в таком случае будут конкурировать за повышения уровня жизни на своей земле и будут стараться привлекать новые источники экономического развития на свою территорию. А это – новые предприятия, рабочие места, расцвет предпринимательской деятельности населения. Сейчас же местные власти в этом не заинтересованы, сейчас все заинтересованы в выслуге перед вертикалью, чтобы продолжить по ней движение вверх.

Остается надеяться, что это все понимает и сам Владимир Путин. И может быть, у него даже есть на это какой-то хитрый план. Однако на реализацию таких планов у страны остается все меньше времени.

Виталий Коровин, руководитель проекта personapress.ru